Бронзовые призеры чемпионата мира и командного турнира World Team Trophy Наталья Забияко – Александр Энберт рассказали о прошедшем сезоне и планах на будущий.

-- Прошедший сезон был самым успешным в вашей карьере, вы выиграли два этапа Гран-при, попали в финал, впервые завоевали бронзу чемпионата мира. Как вы считаете, что способствовало такому прогрессу?

Александр: По ощущениям этот сезон действительно был близок к тому, что мы хотели бы достигнуть. И самым важным было то, что мы стали катать произвольную программу так же легко, спокойно и стабильно, как и короткую. Видимо, должно было пройти какое-то время, чтобы мы скатались, и это произошло.

Наталья: С самого первого нашего сезона короткую программы мы исполняли почти всегда чисто. За все эти годы было всего 2-3 проката с серьезными ошибками.

Александр: В произвольной случались помарки, которые не позволяли нам подняться на те места, которые мы хотели бы занять. А в этом сезоне пришла внутренняя уверенность во всех элементах. Уверенность в том, что можем соединить все это в программе, с музыкой. Это было особенно важно именно в этом сезоне. Наверное, все это вместе со стабильностью и позволило хорошо провести сезон и закончить его с хорошим настроением.

DSC 0339

-- На чемпионате России вы завоевали серебро и отобрались на чемпионат Европы, но туда не поехали из-за проблем со здоровьем Саши. Ходило много разговоров. А какова причина?

Александр: У меня не было допуска от врачей, который позволял бы после чемпионата России продолжить тренировки и выступления в обычном режиме, в полную силу. Было рекомендовано сделать перерыв. Видимо, за предыдущие годы подготовки к Олимпийским играм накопилась усталость, которая и вылилась в такое состояние. Единственным лекарством, которое мне прописали, был длительный перерыв – 3 месяца. Но это означало, что не только чемпионат Европы, но и чемпионат мира можем пропустить.

Тогда мы обратились к спортивным врачам – специалистам, которые работают со спортсменами. Они провели обследование, расписали четкий план действий: месяц детренинга, с подробными разъяснениями, что я могу, что должен и что не должен делать на тренировках. И в течение месяца после чемпионата России, что бы мы с Наташей ни делали в зале или на льду, я должен был следить за своим пульсометром, контролировать, чтобы пульс оставался в пределах нормы. Это задавало работе немного «рваный ритм», потому что иногда нам приходилось прерываться. Не буду рассказывать все в подробностях. Но за этот месяц организм восстановился, и где-то за неделю до чемпионата мира врачи дали «добро», разрешили участвовать.

-- Теперь понятно, почему бронза этого чемпионата мира стала для вас такой дорогой медалью.

Александра: Прежде всего мы рады, что поехали на чемпионат мира и откатали там обе программы хорошо. Было бы ужасно, если сезон закончился для нас чемпионатом России, потому что в Саранске мы были в отличной форме, чувствовали себя невероятно, на подъеме и были готовы показывать хорошее катание в сезоне. Прокаты в Саранске не вызвали никаких сложностей: ехалось легко, обе программы чуть ли «не носом дышали»… И вдруг после такого старта, в середине сезона, сбросить все нагрузки и сделать перерыв… Что я почувствовал в тот момент, словами не описать.

DSC 9796

-- Наташа, а что было самым сложным для тебя в этот период?

Наталья: Неопределенность. Когда после новогодних праздников появилась надежда, что все будет нормально, то стало как-то спокойнее. Мы все равно все это время готовились, но точно не были уверены, поедем ли на чемпионат мира. Вроде начинали вкатываться, что-то делать, а врачи говорили: «Надо подождать». Потом опять потихоньку входили в форму, ближе к соревновательной, и снова все откладывалось. Это было тяжело не столько физически, сколько психологически.

Александр: После детренинга из формы я полностью не выпал, но все равно расслабляешься, ощущаешь себя как-то не так. А к чемпионату мира, грубо говоря, нужно из средней формы дойти до пика. В феврале начал потихоньку тренироваться, а в марте поднял нагрузки. План подготовки к чемпионату был более щадящим, чем обычно. Подготовка была нацелена на концентрацию, если можно так сказать. Конкретные куски программы, элементы, что-то еще важное – это надо было делать четко и качественно.

-- Перед чемпионатом мира вы были на сборе в Фукуоке. Несколько это помогло?

Александр: Очень помогло. Мы тренировались на той же базе, где готовились к Олимпийским играм в Корее. Схожее расписание тренировок. Все знакомо. В каком-то смысле мы шли по тому же пути, что перед Олимпиадой. Точно знали, что это сработает, поэтому психологически нам было легче. Мы тренировались утром. Знали, что к такому расписанию привыкнем, и на соревнованиях не будет проблем с тренировками в 6 утра и выступлениями в 10. Надо отдать должное Нине Михайловне (Мозер – прим.), которая расписала четкий детальный план подготовки. Мы были на сто процентов уверены, что к чемпионату мира хорошо готовы технически, функционально и эмоционально.

PaarSait193

Наталья: Приехать на сбор перед чемпионатом мира было хорошей идеей. В Японии мы сразу стали подстраиваться и перестраиваться под нужное время. Я ложилась спать в 8-9 вечера, а вставала в 5 утра. За дни сбора такой режим настолько уложился, что было легко на соревнованиях.

-- В Японии вы находились довольно долго. После чемпионата мира остались там готовиться к командному World Team Trophy. Японский язык не выучили? Это, конечно, шутка.

Александр: В этот раз мы провели в Японии 35 дней. Сбор перед чемпионатом мира прошел классно. В перерыве между двумя соревнованиями было уже проще, но и, честно говоря, скучновато немного. Особенно когда Вова с Женей (Тарасова – Морозов – прим.) уехали домой. С ребятами приятно было работать и время проводить, общаться. Мы с ними весь прошлый олимпийский цикл прошли, плечом к плечу. Тренировки в Фукуоке начинались рано и заканчивались после двух часов. Можно было съездить в город погулять, в кафе посидеть. Пару остановок на автобусе или метро – и в центре. Две недели мы все это делали с удовольствием. Потом без ребят уже не так тянуло куда-нибудь съездить. Конечно, всегда можно найти занятие – книги, интернет. Но последние дни перед «Team Trophy» было тяжеловато.

Наталья: Когда уже приехали ребята, мы встретились с командой – почувствовали себя как дома. Командные соревнования – это всегда здорово. И впечатления от таких соревнований незабываемые.

Александр: А еще за этот месяц пока мы находились в Японии, 7 отелей поменяли. Сначала поселились на спортивной базе в Фукуоке. За два дня до чемпионата мира там начались соревнования по каратэ, и мы переехали в отель в центре города. Потом перебрались в Токио. Оттуда в Сайтаму, потому что соревнования начинались рано, а тренировки еще раньше. Из Сайтамы вернулись в официальный отель в Токио. Оттуда в Фукуоку.

-- То есть чемоданы можно было не распаковывать?

Александр: Примерно.

-- Наташа, твой молодой человек снимал в Фукуоке документальный фильм о фигурном катании. Можешь рассказать?

Наталья: Основная тема фильма даже не спорт, а люди спорта, жизнь спортсменов. Это попытка рассказать о том, чего не видят зрители, что происходит за кулисами. По сути ведь не так важно, какой национальности спортсмен. У всех одни и те же цели, мечты, желания. И, несмотря на конкуренцию и борьбу, спорт объединяет.

Сейчас отснятый материал монтируют. Возможно, все будет готово ближе к весне. Но точно пока не знаю.

IMG 6462

Александр: Я тоже познакомился с другом Наташи -- Даней. Он меня расспрашивал о фигурном катании, я его, как делают кино. Я даже поинтересовался: кому интересен будет такой фильм, ведь с моей точки зрения ничего особенного не происходило. Ну сборы, тренировки, прокаты, выступления… Как из этого фильм-то делать? А он: «Саня, ты не представляешь, это так интересно! Это мы сюда поставим, то туда, тут звук наложим… Отличный фильм получится». Талантливый парень. Я верю, что это будет круто.

-- Наташа, посмотрев на фигурное катание «изнутри», у Дани поменялось представление об этом виде спорта?

Наталья: Даня приезжал на чемпионат России. Уже в Саранске его мнение поменялось. До этого он сильно переживал, когда смотрел фигурное катание по телевизору. А тут сказал, что вживую еще хуже.

Александр: Особенно когда в Японии пишут на экране скорость приземления Наташи с выброса -- 40 км в час. Для Дани это было открытием.

Наталья: Даня погрузился в тему, выучил названия некоторых элементов, чем был горд. А мне интересна его работа. Даже стала книгу читать, как пишут сценарии.

Александр: Будет семейный бизнес.

-- В будущем, а пока -- у вас есть идеи относительно новых программ?

Александр: Самое сложное соединить, что хотим мы, Нина Михайловна и что хотят видеть зрители. Найти эту точку пересечения. По большому счету мы все равно катаемся для зрителей, и нам было приятно, что наша произвольная программа этого сезона так понравилась. Многие даже спрашивали, как мы будем с ней прощаться? Не знаю на сто процентов, но, возможно, мы ее оставим. Подумаем, сделаем ребрендинг, рестайлинг, немного освежим… Программа действительно удачная, да и в Европе мы ее не катали.

B112019

-- Короткая программа этого сезона была не менее оригинальной.

Наталья: Короткую программу мы, скорее всего, поменяем.

Александр: Хотя Петр Чернышев нам поставил классную короткую программу. Мне кажется, что лучше Пети ее поставить никто в мире не смог бы. Для этого надо родиться в России, глубоко погрузиться в тему, почувствовать музыку, как прочувствовал Петр.

Паскуаль Камерленго поставил нам замечательную произвольную. И тоже потому, что пропустил ее через себя. Думаю, это чувствовали зрители.

-- Будете ли вы что-то менять, добавлять в программах?

Александр: Мы, конечно, постараемся порадовать наших зрителей, придумаем что-то новое. Но контент у нас останется прежним. Мы делаем стабильно выброс флипп, каскад у нас посложнее, чем у Жени с Вовой, сальхов…Поработаем над уровнями других элементов. В нынешних реалиях с такими программами можно конкурировать с лидерами.

Что касается элементов ультра-си, то четверного выброса точно делать не будем. Когда мы с Наташей учили выброс тройной аксель, то до этого весь сезон стабильно делали двойной. Казалось, что в запасе и пролет, и высота… Подумаешь, еще один оборот добавить. Но это обернулось травмой для Наташи, и от этой идеи мы отказались.

Четверной подкрут – тоже сложно, но эту тему можно обсуждать, хотя пока я не представляю, как делать этот элемент и нужно ли нам это. В парном катании рост партнеров играет важную роль. Наташа высокая, и четыре оборота в подкруте ей будет делать нелегко, даже сейчас, когда большая высота на этом элементе. Юниоры делают четверной на более низкой высоте, и многие из партнерш невысокие, миниатюрные…

TT22019

Остаются прыжки. Лутц, флипп. Американцы, которые с нами тренируются, прыгают ритбергер. Я, конечно, за прогресс. И думаю, наступит момент, когда новое поколение все эти элементы освоит и будет делать. Чуть-чуть изменится техника, чуть-чуть поменяется представление о сложных элементах, и я буду только рад за ребят. Но мое мнение, что за три года до Олимпиады в Пекине этого не случится. Слишком много спортсменов травмировалось на сложных элементах. Да и у нас с Наташей на следующий сезон свои задачи.

-- Можете пояснить?

Александр: В этом сезоне мы подтянули тодес, вращения. Более уверенно стали делать выброс флипп, прыжки… Но на этом нельзя останавливаться. Впереди большая работа.

Но самое главное сейчас – это восстановиться и отдохнуть, чтобы не повторилось то, что случилось со мной в этом сезоне. Летом пройду обследование в США, потому что олимпийский цикл долгий и надо все грамотно разложить. Когда мы с Наташей только встали в пару, то всё, что с нами происходило, больше напоминало спринт. Нам предстояло фактически начать с нуля и успеть подготовиться и отобраться на Олимпиаду. Мы каждый год старались выучить что-то новое. У нас не было готовых на сто процентов поддержек, подкруток, выбросов… Мы вынуждены были все это форсировать. Все сборы проходили на максимуме, и для меня это была работа на пределе. Видимо, все это сказалось.

Этот цикл будет похож на стайерский забег. Нужно правильно распределить нагрузки, сопоставить силы, желание, планы, возможности и двигаться вперед. В общем, наша жизнь до Олимпиады больше напоминала спринт, теперь мы стали стайерами.

Ольга ЕРМОЛИНА, Татьяна ФЛАДЕ

Фото Татьяны ФЛАДЕ, Юлии КОМАРОВОЙ и Михаила ШАРОВА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки