Победитель юниорского первенства России, ученик группы Этери Тутберидзе, 13-летний фигурист Даниил Самсонов после соревнований рассказал о том, что значит для него эта золотая медаль, сложных прыжках,  стальном характере и поделился секретами успеха.

-- Даня, что значит для тебя эта победа?

-- Да я просто ехал делать прокаты, но главная задача была попасть в шестерку, чтобы на следующий год уже выходить на юниорские Гран-при.

-- Приятно было, когда после награждения призеров в фойе дворца тебя ждала толпа болельщиков и все просили автографы, хотели сфотографироваться?

-- Конечно, это очень приятно. В первый раз у меня брали автографы, «фоткались» со мной. Приятно.

-- Нет обиды, что ты выиграл юниорский чемпионат России, но по возрасту, так как только 13 июля тебе исполнится 14 лет, не сможешь поехать на чемпионат мира?

-- Да нет, не обидно. У меня еще много стартов впереди.

-- Вице-президент ИСУ Александр Лакерник рассказал, что перед первенством России он спросил тебя: какие прыжки будешь делать? А ты ответил…

-- Все.

-- Сказал и сделал.

-- Стараюсь держать свое слово.

127A3960

-- Когда ты начал пробовать сложные прыжки – тройной аксель, перешел на четверные?

-- Аксель мы начали пробовать давно. Года два, даже три назад. Для меня это самый сложный прыжок -- он очень тяжело мне давался. На тренировке мы просто прыгали дупли (двойной аксель – прим.), и чтобы на будущее этот прыжок поднимать, чтобы запас был, мне тренеры предложили попробовать войти в тройной аксель. Я пошел, но он не получился и потом не получался какое-то время. Я даже стал немного нервничать: ну, когда же этот прыжок получится? Наконец, месяца два назад тройной стал хорошо получаться.

-- Почувствовал азарт?

-- Конечно, все делают, а я чего?

-- А четверные?

-- Сначала мы учили четверной сальхов. В прошлом году выносили его на спецпрограмму на элементах (на этих соревнованиях можно показывать отдельные элементы – прим.). Стали учить сальхов года два назад. А лутц, флип, тулуп попробовали месяца три назад и сразу как-то пошло.

-- Какой из этих прыжков тебе легче всего дается?

-- Лутц, потому что он зубцовый. Флип тоже нравится. В планах у меня потихоньку усложнять программу, нарабатывать, чтобы привыкалось со множеством сложных элементов катать.

127A2285

На тренировках мы попробовали вставлять в программу флип. Вроде он начал получаться, но нестабильно: то получался, то не получался – все такими ямами. За неделю до первенства я запрыгал флип более уверенно. Мы вставили его в программу, попробовали с ним ее катать, но за день до отъезда решили не рисковать, пока убрать флип, чтобы чисто отъехать с одним четверным и одним акселем. В Перми на тренировках я тоже отрабатывал флип, он получался, но решили все-таки пока не рисковать.

-- Ты сказал, что у тебя любимый фигурист Шома Уно. Почему?

-- Мне нравится, как он катается, он очень хорошо «сидит в ногах». И характер у него, безусловно, сильный, старается всегда выжимать максимум возможного. Но такие качества есть у всех сильных фигуристов – у Юдзуру, Нейтана Чена, всех.

-- Тебя привела мама на каток, когда тебе было три с половиной года. В таком возрасте сам еще не выбираешь, чем заниматься. В какой момент самому понравилось фигурное катание?

-- Сразу понравилось. Как вышел на лед, так и поехал. Сразу. Катишься, красиво все. Начинал я у Валерия Ивановича Мешкова. Помню, как мы расставляли кубики на льду, и надо было взять кубик и с одного конца переехать на другой, через весь каток, чтобы перекинуть кубик через бортик. Года два мы учились только кататься, только скользили, вообще не прыгали. Учили базовое катание. Валерий Иванович говорил, что прежде всего надо научиться кататься, чтобы были хорошие компоненты, а прыжки придут сами. В том возрасте я особо ничего такого не понимал, но соглашался с тренером.

IMG 9853

Прыгать я начал только лет в шесть, когда перешел к Ольге Сергеевне Левиной в училище олимпийского резерва №4. С ней мы стали учить прыжки. Думаю, она отметила мое катание, потому что мы много этим занимались с Валерием Ивановичем. Я очень благодарен Ольге Сергеевне, что она начала учить меня прыгать. Постепенно учились: сначала перекидной, потом сальхов, ритбергер…

-- Помнишь самые первые соревнования?

-- Честно, не очень.

Екатерина Самсонова – мама фигуриста:  Первые соревнования были очаровательны тем, что после выступления детишек на льду было очень много игрушек. Все кидали, кидали, и малыши с удовольствием их собирали. Сохранилось много фотографий, где Даня с охапкой игрушек, которые вываливаются из его рук. Такие приятные и радостные воспоминания! Хотя Даня всегда очень ответственно относился ко всему, с самых первых соревнований – элементам, вращениям, катанию, прыжкам…

-- Даня, то есть ты в шесть лет уже понимал, что фигурное катание – это очень серьезно?

-- Да, я рано начал понимать, что это серьезно, что можно многого добиться в фигурном катании, поэтому стал с азартом идти на прыжки, соревноваться.

-- Таким был взрослым и серьезным?

-- Да. Я всегда был очень серьезным.

P5

-- Как развивалась твоя спортивная карьера дальше?

-- У Ольги Сергеевны группа состояла из совсем маленьких детей, и я выделялся среди них. Тренер сказала, что мне нужно двигаться дальше, и я перешел на «Москвич» к Наталье Петровне Дубинской. Там мы начали учить каскады, дупель.

Екатерина Самсонова – мама фигуриста: С Натальей Петровной немного не сложилось, и мы попросились в группу Александра Шубина. Там тогда тренировались другие ребята Куница, Яблоков, Мухортов… С Александром Шубиным мы прошли первенство России по спецпрограмме, отобрались на этот старт.

-- В первый раз мы поехали пробовать дупли. Очень много работали над этим прыжком. Он не самым лучшим образом получался, но мы все равно решили поехать и пробовать, хотя понимали, что не едем за первыми местами. И на соревнованиях все вышло немного смешно, потому что мы не так поставили произвольную программу, и три прыжка у меня вылетело, их не засчитали.

Когда я тренировался у Александра Шубина, то программы мне начал ставить Даниил Маркович Глейхенгауз. Я катал «Звездные войны» и «Белоснежка и семь гномов». Мне они очень нравились. К тому времени, как мы решились переходить, Даниил Маркович уже работал с Этери Георгиевной на катке «Хрустальный», и мы пошли за ним. В группе Этери Георгиевны таких маленьких, как я фигуристов, не было, да и в наличие у меня были все каскады два – два.

127A2230

Когда я пришел, то на тренировке начал прыгать все двойные. А Даниил Маркович в шутку сказал, что здесь не прыгают двойные, только тройные. Поэтому я попробовал тройные и на адреналине собрал даже тройной флип. Так хотел, чтобы меня взяли. Мне дали месяц, чтобы присмотреться, и я весь месяц старался, работал.

-- Очень хотел попасть в эту группу?

-- Конечно. Когда меня взяли, то я очень обрадовался, но понимал, что теперь нельзя расслабляться, надо продолжать работать. Каждый день.

-- Ты так складно говоришь, по-книжному. Много читаешь?

-- Да.

-- Когда все успеваешь?

-- В перерывах между тренировками, в выходной.

-- В перерывах между тренировками, наверное, садишься в мамину машину и засыпаешь.

-- Я не сплю в перерывах между тренировками. У меня после сна вялость, не могу выкладываться так, как хотелось бы.

-- Какие книги читаешь?

-- Гарри Поттера прочитал. Алена Косторная, с которой мы дружим, подарила мне на день рождения историю Олимпийских игр – все четыре тома энциклопедии. Надо ведь знать, как все зарождалось.

P19

-- Как ты думаешь, в чем секрет успеха в спорте?

-- Мне кажется, нет никакого секрета, просто надо работать, улучшаться и все придет. Это не только в спорте, но и в жизни так.

-- А в чем секрет успеха фигуристов вашей группы?

-- Нет у нас секретов. Очень много работаем, очень много прыгаем, связки делаем, чтобы легче стало программу катать. Много катаем программы.

-- Твои сильные стороны?

-- Характер. Он у меня очень стальной. У нас все в семье такие. Даже собака.

-- Что значит стальной характер?

-- Я очень целеустремленный. Всё время хочу что-то делать, новое изучать. Интересно.

У меня еще есть старшая сестра Лиза, ей 17 лет. Она в этом году собирается сдавать ЕГЭ, в институт будет поступать. Младший брат Ваня, ему девять исполнилось, он занимается в «Самбо-70» тхэквондо. У него тоже были соревнования, сдача норм на пояса. Мама и папа меня очень сильно поддерживают. Папа смотрит все соревнования, даже когда находится на работе. Папа у меня тоже занимался спортом – футболист.

-- Папа советы дает?

-- Безусловно, говорит: главное работать, чтобы было желание трудиться, а дальше постепенно все само самой придет.

Екатерина Самсонова – мама фигуриста: У нас очень сплоченная семья. Сестра часто возит Даню на тренировки, по возможности всегда помогает. Мы все живем одной целью. Нет разобщенности. Кто-то учится, кто-то работает, стараемся подстраиваться друг под друга. Спортсмены в семье -- это неотъемлемая часть нашей жизни. Мы все как одна команда.

127A0715

-- Даня, что такое счастье?

-- Это хорошие результаты и успехи в спорте. Очень радостно, когда тебя знает весь мир, когда поддерживают болельщики, берут автографы. Счастье – это успехи, которые достигаются трудом. И второе – это семья. Чтобы все были здоровы. Потому что семья меня очень поддерживает. Особенно, когда я выхожу на такой уровень.

-- Какой заголовок ты хотел бы прочитать о себе в прессе?

-- Что-то про тренеров, которые привели меня к таким результатам. Работа сама за себя все скажет. Большое спасибо тренерам, которые работали со мной, которые помогали столько лет и которые сейчас мне помогают. Когда поднимаешься на пьедестал, то понимаешь, какой труд вкладывает Этери Георгиевна в нас изо дня в день. Иногда, бывает, обижаешься на себя, на тренера, на тренировках слушаешь неприятные слова, что недорабатываешь, не стараешься, чего-то не делаешь и вылезают ошибки. Но когда встаешь на пьедестал, то понимаешь, что тренеры говорили все это не просто так, и понимаешь, ради чего мы все это делаем.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Михаила ШАРОВА

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки