Фигуриста Сергея Мозгова я знаю давно. Еще с того момента, как он тренировался у Алексея Горшкова в Одинцове. Иногда мы вместе добирались на автобусе до метро. Он садился рядом со своей бабушкой, которая сопровождала внука на тренировки, доставал учебник и, как только автобус трогался, сразу засыпал. Жили они в центре Москвы, в Одинцово приходилось ездить дважды в день на тренировки, да еще учеба в школе. Понятно, что парень уставал. Бабушка его не будила…

С Бетиной мы познакомились позднее, когда она каталась в юниорах с Юрием Власенко. У дуэта всегда были оригинальные программы. Но не сложилось.

Бетина и Сергей расстались с прежними партнерами и два года назад начали кататься вместе. В этом сезоне новая пара на контрольных прокатах в Сочи обратила на себя внимание. Спортсмены неплохо начали сезон и выступили на московском этапе Гран-при, где заняли 6-е место.

-- Если подвести итоги московского Гран-при. Как вы их сами оцениваете?

Бетина: В целом очень довольны. Для нас это реально как праздник. Мы выходили на лед не с конкретными задачами, а насладиться тем, что принимаем участие во взрослом Гран-при. Для нас это старт совершенно другого уровня, это невероятный опыт. Просто счастье участвовать в московском Гран-при.

-- Когда вы узнали о том, что будете участвовать?

Бетина: Мне написал Егор Базин – партнер Сони Евдокимовой. Это наши хорошие друзья. Вот он и рассказал первым, что Соня травмировалась на тренировке. Это было за несколько дней до Гран-при. Но мы были готовы. У нас весь этот сезон старт за стартом. Финляндия, Гран-при, после этап Кубка России в Сочи… Это и хорошо. Лишние старты нам не помешают.

-- Вы начали кататься вместе почти два года назад. Что не получилось в прошлом сезоне?

Сергей: Всё.

Бетина: Было очень много проблем. Было много травм, болезней. В течение сезона постоянно возникали конфликты в команде.

-- Не могли поладить между собой?

Бетина: Отношения между собой у нас более-менее спокойные. Мы ругаемся постоянно. Можем кричать друг на друга, а через минуту смеяться и радоваться.

GP17

Сергей: Или облить друг друга водой. Тоже достаточно занимательная вещь.

Бетина: Дело было не только в нас. Мы не могли с нашими тренерами найти оптимальную систему работы. С Юрием (Власенко – прим.) мы занимались по той схеме, которую выстроили наши тренеры.

Сергей: А у нас с Анной Яновской (прежней партнершей – прим.) была совершенно другая система работы, и нужно было найти золотую середину.

Бетина: У Сергея было совершенно другое отношение к работе. И всем нам нужно было подстраиваться, находить общий язык, что поначалу было очень тяжело. А поскольку все это сопровождалось травмами, то притирка проходила вдвойне сложней.

-- Что было самым сложным в этот период?

Сергей: Привести к общему знаменателю наши разные системы тренировок. Отрегулировать нюансы, относящиеся к работе.

-- Например?

Сергей: Например, в группе Елены Владимировны Кустаровой мы сами всегда разминались.

Бетина: А у Ксении Геннадьевны (Румянцевой – прим.) во время разминки мы прыгаем по 5 минут на скакалках, всей группой, все вместе.

Сергей: То есть не свобода действий, а четкий план.

Бетина: Плюс мы каждый день делаем прокаты. Это как "Отче наш" и не считается экстраординарным. Прокат и прокат. А в группе Кустаровой, где мы покатались недолго, прокат - это что-то особенное. Нужно подойти, собрать программу целиком, настроиться… Очень долго шла перестройка в отношении работы и системы этой работы.

-- И когда все вошло в нормальное русло?

Бетина: В конце сезона у нас была очень сильная апатия. Мы не отобрались на чемпионат России. Пролетали мимо всех сборных. Думали, что, скорее всего, не поедем на контрольные прокаты, понимали, что этот сезон может оказаться таким, как прошлый. В голове были даже мысли: закончить.

YK9C3037

Сергей: Но нас спасло то, что мы очень хорошо выступили на турнире в Загребе. Чуть больше недели готовились к этому турниру и показали свой «сизн бест» на первых же международных соревнованиях.

Бетина: Тогда, наверное, мы и поняли, что стоит просто перебороть себя, выстроить нормальную систему и работать, ни в коем случае не нужно опускать руки, хотя у нас и были такие мысли. Мы люди эмоциональные. Любим драматизировать: Все, конец!

Сергей: Но если бы не эти мысли, то не было бы и сегодняшних выступлений.

Бетина: Мы осознанно подошли ко всему.

Сергей: Решили, если мы катаемся, то всем дадим жару.

Бетина: Если занимаемся, то должны показывать себя на очень достойном уровне.

-- Кто подбирал музыку для программ этого сезона?

Бетина: С постановкой программ была очень интересная история. У нас была совершенно другая произвольная программа.

Сергей: И буквально за 2-3 недели до прокатов мы полностью поменяли ее.

Бетина: Полностью. Там была вообще другая программа, другой стиль. Современная музыка. Больше как ребячество, потому что мы пара азартная.

Сергей: И нам хотели поставить динамичный танец.

Бетина: В итоге получилось что-то очень странное, и из-за этого мы тоже находились в состоянии апатии.

Сергей: Задумка была интересной, а постановка не шла.

Бетина: Мы пребывали в расстройстве. Весь сезон катать такую программу... В прошлом сезоне ничего не сделали, а в этом нужно было что-то показывать.

Сергей: А показывать нечего.

Бетина: И в один из дней на тренировку пришла Ксения Геннадьевна и сказала: «Вы будете катать «Кармен». Мы так обрадовались, даже не поверили, всю тренировку ездили с глазами по 5 копеек!

YK9C3121

Сергей: Были максимально довольны.

Бетина: В общем, тренеры угадали. И с коротким, и произвольным танцем. Они прочувствовали наш темперамент, и все удалось.

-- Кто ставил программы?

Бетина: Ставили своими силами – Ксения Геннадьевна Румянцева и Екатерина Волобуева.

-- Бетина, правда, что костюмы ты шила сама?

Сергей: Для произвольной программы костюмы нам сшили.

Бетина: А для короткой сделала практически сама. Себе и партнеру. В ателье чуть-чуть помогли доработать.

-- Ты училась этому?

Бетина: Как сказать. Просто когда выхода нет, научишься и шить, и вязать. У нас оставалось три дня до прокатов, а выступать реально было не в чем. Я подумала: «Как так? Все в костюмах, а я без…» Пришлось выкручиваться. Сама все придумала. Дома хранились тряпки от разных костюмов. Встала у зеркала. Попробовала один кусок так приложить, другой так, обмотать. Обматывала на себе. У меня же нет ни манекена, ни швейной машинки. Шила на руках ночью.

-- И действительно вышло неплохо.

Бетина: Да, костюм нетипичный для латины. Кто-то говорит, что «горохи» простят. Но мне кажется, что это как минимум необычно. Главное выделяться!

-- Несмотря на разногласия, о которых вы говорили, кажется, что у вас во многом схожие характеры, во всяком случае вы подходите друг другу.

Сергей: Да, мы похожи по темпераменту. Мне нравятся партнерши, у которых есть кураж. А Бетину порой даже захлестывает. Но это на самом деле здорово, потому что мы друг друга заряжаем.

-- Какую задачу ставите перед собой в этом сезоне?

Бетина: Нам нужно показать себя. У нас нет задачи стать первой парой сборной России. Наша цель – показать, что мы конкурентоспособны, можем достойно проявить себя на любых соревнованиях. Занятые места не имеют сейчас принципиального значения. Это олимпийский сезон, когда решаются свои задачи.

Сергей: Нам нужно доказать, что мы способны расти, прогрессировать.

Бетина: Войти в сборную. И к следующему олимпийскому циклу быть во всеоружии.

-- Сережа, видела в фейсбуке, что ты взял щенка из приюта.

Сергей: Ну да, бросили его, а я взял. Теперь у меня две собаки живут дома.

Бетина: Сережа в этом плане очень добрый человек. И очень надежный. Он надежный не только в спорте, но и в жизни. Замечательный партнер.

-- Спасибо, ребята.

Ольга ЕРМОЛИНА

Фото Юлии КОМАРОВОЙ

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки