После победы на чемпионате России Федор Климов рассказал, что знат для него этот успех и как пережил полгода ожидания, пока Ксения Столбова вновь не вернулась на лед.

-- Федор, как вы пережили это время ожидания?

-- Плохо. Неопределенность тянулась с лета, всю осень, до того момента, как Ксения не начала кататься. Я вообще не знал, будем ли мы продолжать или нет. Начал задумываться, а что делать, если вдруг ничего не получится. Спасало комментирование на ТВ, учеба и всякие общественные мероприятия, выборы в Комиссии спортсменов. Это помогало отвлечься.

-- Какие-то запасные варианты для себя рассматривали?

-- На этот счет старался не забивать себе голову. Я понимал, что все может быть. Никогда бы не подумал, что из-за того, что ногу надавило коньком, лечение настолько затянется. Я ногу после перелома быстрее залечил. Но в данной ситуации от меня мало что зависело. Решил, что все проблемы надо решать по мере поступления. При удачном развитии, нужно подготовиться, ехать на чемпионат России и выступить там. Если мы можем кататься -- хорошо, если нет -- буду думать, что дальше.

Чтобы не изводить себя разными мыслями, попробовал заняться чем-то другим. Подумал, что если кто-то будет заинтересован во мне, то в первое время, смогу комментировать на ТВ. У меня ведь тоже здоровье не железное, как выясняется, и долго ли я еще продержусь в спорте, неизвестно. Если же продолжать, то надо работать ради Олимпийских игр. Выступить на Олимпиаде – главная цель для любого спортсмена.

IMG 9216

-- Были ли у вас сомнения в том, что происходит, почему так затянулось лечение?

-- Нет. Какой смысл Ксении было все это затевать? Если мне кто-то и высказывал свои сомнения, я сразу их отметал. У меня с плечом была похожая ситуация. Месяц не могли поставить диагноз, ездил по врачам, обследовался, но толком никто ничего не говорил. Поэтому я знал, что так может быть. Единственное сомнение не давало покоя, да что же это за травма, и если она за шесть месяцев не прошла, то, может, вообще не пройдёт, так как перешла уже в хроническую стадию. Вот это меня пугало больше всего. Но когда Ксения вернулась из Америки, сказала, что нога лучше, то появилась надежда, что можем еще покататься.

-- Учитывая все эти обстоятельства, что для вас значило выступление на чемпионате России?

-- Это было очень важно. Когда Ксения начала кататься, времени на подготовку оставалось мало, и было непонятно, поедем ли мы или нет на чемпионат страны. Я не помню, сказал ли это напрямую или только подумал, что если мы пропустим чемпионат России, то есть ли смысл вообще что-либо делать дальше. Пропуск чемпионата означал, что мы не отберемся на чемпионаты Европы и мира, а пытаться попасть туда без отбора, на мой взгляд, казалось несправедливым, потому что нарушало бы спортивный принцип. Поэтому мне лично очень важно было выступить в Челябинске. Хоть как-то. Я так и решил для себя: хоть как-то прокататься, с каким-то набором элементов, но сделать. К этому старту мы немного упростили программу, но прокатали. Это уже большой шаг.

-- Перед началом сезона вы поставили перед собой сложную задачу, выбрали разноплановые программы – классику и модерн. Насколько сложно было работать с Юрием Смекаловым?

-- Я всегда относился к хореографии серьезно. Не могу сказать, что выполнял все то, о чем меня просили, с большой охотой, но когда мне долбят целый год про какую-то ошибку, что здесь надо исправить, там подтянуть, я вроде и спорю, но исправляю, потому что сам понимаю, что это надо и начинаю себя контролировать.

Работать со Смекаловым в первое время было очень тяжело. Он начал сразу и очень много всего давать на льду. А я долго учу эти вещи, но когда выучу, то делаю стабильно. Просто, чтобы обучить меня, необходимо больше времени. У меня не получается все повторить с первого раза. А в случае со Смекаловым от меня хотели все сразу и сейчас, и это поначалу сильно напрягало. Но потом, когда втянулся, пошло.

IMG 8990

До работы с Юрием я очень переживал, говорил, что произвольная программа у нас вроде хорошая, но пустая, переходы сухие и неинтересные, нет какой-то насыщенности. И тут пришел Смекалов и столько всего выдал, что поначалу в голове не укладывалось. Тогда наш тренер Влад Жовнирский меня спросил: «Ну, теперь тебе достаточно?» И я ответил: «В самый раз».

-- Ксения призналась, что за те месяцы пока не каталась, очень соскучилась по выступлениям, адреналину, публике, и по-другому стала относиться ко многим вещам. У вас такие же ощущения?

-- У меня никогда не было такого, чтобы я не хотел кататься. Вне зависимости от усталости, даже после Олимпиады, когда практически без перерыва мы начали следующий сезон.

Другое дело, когда после перерыва выходишь на лед, то начинаешь быстро прогрессировать. У нас было такое, когда я вернулся после перелома ноги, мы быстро пошли в гору. В принципе, и в данной ситуации все может повториться. Я надеюсь, что сил хватит на этот и следующий олимпийский сезон. Но в любом случае надо находить и другие способы мотивации, не столь «экстремальные». Все-таки такие перерывы очень сложно переносить, и я не уверен, что еще раз все это вынесу. Мы с Ксенией по-разному смотрели на ситуацию. Она лечилась, была сосредоточена на этом, в какой-то степени могла отдохнуть от фигурного катания. А я – парник катался один. Это очень тяжело. Временами просто сходишь с ума. Поэтому и начал восстанавливать все тройные прыжки, разучил обязательные танцы.

-- Какие обязательные танцы выучили?

-- Румба, самба, блюз, пасодобль, квикстеп и один из вальсов. Они не очень сложные, если с танцоршей делать. В качестве партнерши мне помогала Оля Орлова. Она работает в нашей группе тренером по шагам. Когда на тренировках становилось совсем скучно, она меня учила танцам.

-- Теперь вы профессионально можете комментировать и танцы на льду?

-- Нужно матчасть подучить и тогда, наверное, смогу комментировать и танцы.

-- Чем было продиктовано ваше решение стать членом Комиссии спортсменов?

-- Ну как решил... Мне позвонил наш генеральный директор Федерации Александр Ильич Коган, сказал, что мы хотим тебя выдвинуть в Комиссию спортсменов. Если честно, я не сразу понял, что это за комиссия, хотя мне говорили до этого. Я ответил, что заинтересован, потому что в тот момент у меня как раз был в перерыв в работе, Ксения лечилась, и, помимо тренировок, мне нужно было себя чем-то занять. Как я понимаю сейчас, Александр Ильич вел речь о Комиссии спортсменов нашей Федерации. А потом мне позвонили из Олимпийского комитета России, сказали, что нужно быть в четверг к 11 часам, что там будет форум спортсменов. Я извинился, попросил объяснить, что это такое. Мне ответили, что будет голосование, выборы, что мое присутствие необходимо.

Я пришел, смотрю за столом сидят серьезные люди – глава ОКР Жуков, Лена Исинбаева, Александр Попов, все олимпийские чемпионы, Попов -- четырехкратный… После выступлений начались выборы в Комиссию спортсменов ОКР. И было неожиданно, что из 15 видов спорта выбрали всего троих представителей зимних видов, и я оказался в числе этих трех. Я думал, что не пройду, но за меня проголосовало большинство присутствующих.

IMG 9145

Я никогда не занимался чем-то просто так, и мне показалось интересным поработать с такими людьми. Повторю, ведь в этой Комиссии спортсменов ОКР очень серьезные люди, можно сказать, легенды, которых до этого я видел только по ТВ. А тут мы будем вместе обсуждать важные вопросы, помогать спортсменам.

-- Получается, что вы вошли в Комиссии спортсменов ФФККР и ОКР, вам действительно интересная эта общественная работа?

-- Да. Я все-таки верю (не знаю насколько это реально), что мы можем повлиять на какие-то вещи в спорте, в стране, в ОКР. Тем более в такой сложной ситуации, которая сейчас сложилась в мире.

В Комиссии есть много разных направлений деятельности, некоторые из них очень важные -- обучение и дальнейшее трудоустройство или социальная помощь спортсменам, которые заканчивают карьеру. Рано или поздно всем придется столкнуться с проблемой, чем заниматься дальше. И надеюсь, Комиссия ОКР реально может помочь таким ребятам найти себя в дальнейшей жизни. Помочь устроиться в какую-либо организацию, направить на учебу, чтобы освоить новую профессию, например, менеджмент в спорте. У нас в основном все учатся на тренеров, но если ты не хочешь быть тренером, то должен знать, что есть и другие виды деятельности.

Кроме того, Комиссия спортсменов ОКР взаимодействует с антидопинговыми службами, что немаловажно особенно сегодня. Не знаю, сможем ли мы как-то повлиять на положение вещей, но я хотел бы, чтобы голос спортсменов был услышан.

Плюс мероприятия по популяризации спорта, социальные программы, встречи с детьми, школьниками, теми, кто занимается спортом. Мне кажется, это нужно. Мне действительно все это интересно, я увидел, что спорт не ограничивается только рамками катка, выступлениями и тренерской деятельностью.

IMG 2071

-- В любом случае после завершения спортивной карьеры у вас будет выбор, но рассматриваете ли вы вариант попробовать себя в роли тренера?

-- Раньше я всегда говорил, что нет, не буду работать тренером, потому что перед глазами пример мамы, которая всю жизнь проработала на катке, и я знаю, насколько это сложная профессия, какие проблемы возникают, как тяжело переживает тренер уход учеников. Я видел, что мама болеет за каждого своего спортсмена, отдает работе всю себя. И, глядя на это, я говорил, что никогда не буду заниматься тренерской деятельностью.

Но с годами взгляды меняются. И я не исключаю такого варианта. Если будут интересные предложения, с кем и где поработать, почему бы их не рассмотреть. Надеюсь, так и будет в будущем, но пока мы в настоящем.

Ольга ЕРМОЛИНА, Татьяна ФЛАДЕ

Фото Юлии КОМАРОВОЙ

plg_fabrik_search
PLG_JEV_SEARCH_TITLE
plg_search_dpcalendar
Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Ссылки